RGW
RussianGamingWeek
  • июня
  • 7-8
  • 2019

Игровые автоматы и будущее азартных игр

26-03-2015

 

Игорный бизнес стремится воспользоваться достижениями в игровых технологиях, а также повсеместным применением мобильных телефонов, чтобы охватить новые масштабные рынки. Проблема гемблинга уже имеет значительное влияние на общество, однако не все поддерживают распространение азартных игр в будущем, сообщает Антони Фуннел.

Наташа Щул уже более десяти лет работает с проблемой зависимости от азартных игр. Она знакома с предметом не по собственному опыту, а по опыту многих людей, у которых брала интервью. Наташа выслушивала их истории и пыталась понять их чувства.

 

НАТАША ЩУЛ, МИТ

В своем исследовании Щул изучает порабощающие машины, картинки, звуки и другие технологические сигналы, которые держат азартных игроков в так называемой игровой зоне.

 

«Игровая зона – это состояние, в котором время летит незаметно, — говорит Щул, доцент по Программе МИТ в области науки, технологии и общества.  — Один мужчина рассказал мне, что забывает имена своих детей, когда играет. Это на самом деле именно то состояние небытия. Игровая зона не вызывает энтузиазма».

 

Парадоксально, но многие проблемные игроки, с которыми встречалась  доктор Щул в ходе своих многолетних исследований, говорили, что играют не для того, чтобы выиграть, а для того, чтобы оставаться в игровой зоне.

 

«Люди начинают играть в азартные игры в надежде выиграть, им нравится само предвкушение выигрыша, они могут быть в состоянии возбуждения во время своих первых игр, но те, кто играет слишком много, могут стать проблемными игроками, игроманами – и тогда они уже не испытывают особого энтузиазма».

 

«Взаимодействуя с такими устройствами, люди понимают, что машины хороши не тем, что позволяют выиграть, а тем, что дают какое-то гипнотическое облегчение. Именно этого гемблеры и ищут. Я хочу сказать, что иногда предвкушение победы может стать крючком, но удерживает именно игроков сама зона».

По оценкам доктора Щул, от 75 до 90 процентов доходов от гемблинга поступает с покер-машин, или «pokies», как их называют австралийцы.

(Наташа Щул, доцент по Программе МИТ в области науки, технологии и общества)

 

«Эти машины сконструированы не для того, чтобы манипулировать игроками, — разработчики не обсуждают, потирая руки, как можно ввести в зависимость людей. Но есть огромный массив информации о том, какие  функции люди используют чаще, какие являются более прибыльными, а какие — менее».

 

Это похоже на «Макдональдс»:  узнать рецепт своего гамбургера — это все равно, что увидеть самые длинные линии. В данном смысле это не умышленное введение людей в зависимость. Целью является заработать больше денег. Технологические новшества, свидетелями которых мы были с 1980 года, показали, что проект по увеличению доходов за счет игровых автоматов сработал.

 

Деньги делаются с ошеломляющей скоростью. По оценкам отраслевой исследовательской фирмы IBISWorld, всемирная индустрия казино и азартных онлайн-игр в настоящее время стоит чуть меньше $ 285 млрд. и будет расти примерно на 5,3 процента в год в течение следующих пяти лет.

 

По словам старшего аналитика Спенсера Литтла, есть также важное перенаправление в индустрии, инициированное крупными американскими и европейскими игорными операторами, — занять большую долю растущего азиатского рынка. Их основная цель — нувориши Китая. Действительно, Las Vegas Sands Corporation, крупнейшая в мире игровая компания, в настоящее время, как сообщается, получает более 65 процентов доходов от операций в Макао.

 

Они часто предлагают средства поощрения, субсидии и прочие бонусы, чтобы привлечь игроков в свои казино,  говорит Литтл.  Например, очень часто операторы могут субсидировать проживание и питание, чтобы получить действительно большие ставки на игры в казино. Это, очевидно, может иметь большое влияние на доход и рентабельность для операторов казино.

 

На данный момент более 35 мегаказино работает в Макао, новые игорные заведения были недавно построены на Филиппинах и в Сингапуре, и три мега-казино были утверждены в Квинсленде и Новом Южном Уэльсе.

По словам Спенсера Литтла, есть подозрения, что правительство Синдзо Абэ скоро снимет давний запрет на казино в Японии.

"Это может обеспечить реальную прибыль как для глобальных, так и для австралийских операторов казино, которые нацелены, в частности, на азиатских клиентов", — говорит он.

 

Возможно, вызовет удивление тот факт, что, несмотря на всемирный игорный бум, в настоящее время крупные гемблинг-операторы имеют небольшую прибыль от онлайн-платформ. Согласно большинству отраслевых оценок, на онлайн-гемблинг приходится лишь около 20 процентов от общего дохода. Но это развивающаяся область,  где планируются крупные инвестиции.

 

Тони Макослан — ветеран индустрии и генеральный директор австралийской компании Spincycle Gaming. Он также занимал различные должности в компаниях двух крупнейших мировых производителей игровых автоматов: Aristocrat и IGT. Он говорит, что во многих странах онлайн-гемблинг по-прежнему под запретом, но он уверен, что ситуация должна измениться в ближайшем будущем. Правительство, шутит Макослан, расшифровывает «гемблиг» как «налоги».

"Я уверен, что правительства, как в странах первого мира, так и в других государствах, в первую очередь обращают внимание на деньги, которые идут в онлайн-игры, — говорит он. —Все правительства понимают, что лучший способ для них получить прибыль — легализовать онлайн-игры. Вот куда ведет тенденция. Правительства в конечном итоге либо выдадут лицензии, либо найдут способы обложения налогом людей, использующих онлайн-игры".

 

Макослан говорит, что дизайнеры игровых автоматов сейчас работают над тем, чтобы включить элементы социальных игр в свою технологию с целью привлечения новых поколений гемблеров:

"Есть много компаний, которые смотрят на все как на виртуальную реальность: объемный звук, сенсорный экран, даже вибрирующие при прикосновении стул и экран — все для того, чтобы вы почувствовали ощущение движения. Есть такое понятие — "погружение": молодые люди все глубже погружаются в игру. Если вы  посмотрите на них со стороны, вы увидите, что они не просто лениво играют, а на самом деле погружены в игровой процесс. Там больше звуков. Там все виды графики, которые заставляют вас чувствовать себя окруженным вещами, вы словно находитесь в другом мире».

 

По словам Макослана, «Святой Грааль» проектирования и разработки игр захватил также часть рынка мобильных медиа: «Где бы вы ни находились, люди пользуются телефонами. Игры на телефонах, вероятно, будут одной из самых быстроразвивающихся отраслей в мире. В такой стране, как Китай, где на данный момент уже есть 750 миллионов абонентов мобильной  связи, ищут новые пути развития, а игры как раз являются удачной отраслью. Людей можно привлечь короткими играми, где они могут использовать свою память, следить за понравившимися персонажами или предвкушать возможность выигрыша, как в играх на ставки. Включение в игру таких элементов, как возможность сделать ставку и победить, вероятно, будет следующим поколением игр. К этому все идет».

 

Однако, не каждый человек, интересующийся играми, в восторге от перехода в Интернет и на мобильные устройства. Некоторые люди сомневаются.

 

Фади Анжул, заместитель директора Клиники лечения игорной зависимости в Университете Сиднея, говорит, что законодательная система "сдержек и противовесов" в такой стране, как Австралия традиционно распространялась только на покер-машины. Он говорит, что регулирующим органам еще далеко до понимания такой сферы, как Интернет.

 

"Например, когда вы идете в игорное заведение и выигрываете большую сумму денег, то, по законодательству Нового Южного Уэльса, вы не можете получить эти деньги наличными — они должны быть переданы вам в виде чека, чтобы предотвратить возможность того, что вы все потратите в тот же день. Есть трехдневный период «охлаждения», который вводится, чтобы минимизировать потери в первый день.

 

Но таких ограничений нет в онлайн-гемблинге. К сожалению, большинство провайдеров, которые предоставляют  онлайн-платформу для азартных игр, также предлагают услуги прямого подключения к вашей кредитной карте и вашему банковскому счету, с которых вы можете сделать электронный перевод прямо на свой игровой счёт.

Нет никаких ограничений. Поэтому, в любой момент можно проиграть все деньги со своей кредитной карты или банковского счета, и нет никаких законов, чтобы этому помешать или предотвратить этот риск.

 

Наташа Щул делится своими переживаниями: «Видение [индустрии] направлено на то, чтобы расширить область, сделать ее мобильной и постоянной. Здесь заложена идея «всегда онлайн», т.е. вы можете сыграть по пути на работу или во время обеденного перерыва.

 

Д-р Щул также обеспокоена тем, что правительству не хватает решимости правильно регулировать отрасль и обеспечить, чтобы будущие технологические разработки не производились за счет блага общества:  "Здесь, в Штатах, мы находимся на пороге экспансии азартных игр, которые должны компенсировать дефицит бюджета без увеличения налогов. Меня действительно тревожит тот факт, что законодатели, которые не понимают разницу между домашней игрой в покер или спортивным букмекерством и игровым автоматом, так спокойно разрешают эти устройства. Я думаю, что политики и общественность должны больше говорить об этом и разбираться, как эти машины работают, прежде чем вводить их — в основном ради повышения доходов, не только для корпораций, но и для государств».

 

Подписка

Подписаться на новости портала

Обратная связь